Афиша

Кто в доме хозяин? Писатели Литвиновы о финансах в семье

Анна и Сергей Литвиновы родные брат и сестра, знаменитый криминально-литературный дуэт, авторы семидесяти романов и семи сборников рассказов

17.09.2018 11:01:54

Кто в доме хозяин? Писатели Литвиновы о финансах в семье
Кто в доме хозяин? Писатели Литвиновы о финансах в семье Фото: пресс-служба издательства

Недавно у них в издательстве "Эксмо" вышла новая книга «Свадьбы не будет» про уже полюбившихся многим героев. Редакция интернет-портала БМ24 выяснила, что же бывает после свадьбы, в том числе с финансами.

Сергей:

Когда-то кто-то из великих (кажется, Довлатов) писал, что любая семья подобна государству. В ней, как и в государстве, бывают финансовые, культурные, политические проблемы. Разворачивается борьба за власть, имеются революционные настроения, эксплуатация, мечты о свободе…

Если продолжить мысль классика, получится, что в этой микродержаве действуют президент, парламент, суд и прокурор; случаются восстания, сменяются режимы. Наверное, бытуют на свете семьи — тихие островки, как Швейцария, где всё чинно, благостно и богато. Имеются, вестимо, и свои «балканские страны», которые сотрясаются ссорами, революциями и междоусобицами. И в то же время ни в одной фамилии никогда не бывает ничего замершего, застывшего раз и на века: типа, я король, а вокруг меня – верные коленопреклонённые подданные.

Сразу после свадьбы в семье-стране обычно неспокойно. Если кто-то один взобрался на престол, то «народ» то и дело пробует силы, пытается свергнуть «ненавистный режим» и воцариться сам. Иногда руководителю удаётся «потопить революцию в крови», а порой бывшего главаря низвергают и «на трон восходит чернь».

Обычно линия разлома в семье-государстве идёт, конечно, между мужем и женой – но иногда случаются и экзотические конфигурации (ужасные, как правило). Например, когда главой семьи вдруг делается несовершеннолетний сын или дочка (без царя в голове). Или первую скрипку начинает играть тёща (вот ужас-то!) или свекровь.

Поэтому все раздоры, случающиеся внутри ячейки общества (а куда от них спрячешься!), они, на самом деле, зачастую – отражение «классовой борьбы». Всегда полезно задуматься: по делу вообще идёт этот супружеский спор? Или он – всего лишь замаскированное восстание рабов? И не о том, кому вести в школу ребёнка, дискутируют супруги – это правящие классы указывают угнетённому народу его место (на половичке в прихожей), которое тот в данный момент занимает… Хорошо, когда сам понимаешь, что на самом деле в семье творится – конструктивная дискуссия в поисках консенсуса (извините за умные слова) или проба сил в рамках кампании гражданского неповиновения.

Тогда, коль скоро ты сам эту тему отрефлексируешь, поймёшь: тебе реально в лом идти выбрасывать новогоднюю ёлку или ты просто хочешь под это дело добиться увеличения государственных ассигнований по статье «культура и спорт»? Ведь когда разбираешься, что к чему, становится гораздо легче жить.

Например, осознавать, что госбанк и расходные статьи бюджета находятся, допустим, в твоих руках . Однако за это тебе приходится самому ломать голову, как и за счёт чего этот бюджет пополнять. И если тебя, положим, не устраивает сложившийся в «государстве» политический строй и ты хочешь сбросить монарха и утвердить республику (с собой, демократичнейшим президентом во главе), – значит, придётся продумать, когда удобнее всего переходить в наступление, под какими лозунгами, как ты будешь захватывать почту-телеграф (то есть пульт от телевизора). А и затем госбанк (в виде кредитных карточек и ящика в пресловутой тумбочке с наличными). И если за ужином жена вдруг начинает на тебя неожиданный наезд (за, допустим, промахи в экологической политике – не выкинул ту самую елку или за недостаточное финансирование закупки продуктов питания), прежде всего следует полминуты поразмыслить: а что происходит вообще? Реальные требования – или просто угнетенный класс хочет добиться увеличения субсидий на предметы роскоши (покупку пресловутой шубы)?

Да и вообще, полезно бывает осознать – самого себя: а кто ты в этой семье? Тварь дрожащая – то есть пролетарий и беднейшее крестьянство? Или право имеешь – разделять и властвовать, наделять и делить? Мыслить о себе в категориях государства – это, я считаю, не проявление мании величия, а трезвый способ отдавать отчёт, какова твоя роль и место в данной, отдельно взятой фамилии.

Анна:

На мой взгляд, Серёжа очень компетентно высказался. Обо всём, кроме королей. С чего он взял, что при их дворах – благодать и тишь, а подданные застыли в вечном почитании и поклоне?

Вспомним хотя бы, что в Османской империи творилось. Знаменитая Роксолана попала в гарем Сулеймана Великолепного обычной рабыней. Привлекла внимание султана, обошла тысячу конкуренток-наложниц. Потом четырёх официальных жён потеснила – и стала любимой супругой. Управляла государством наравне с мужем, а со временем сплела и вовсе чудовищную интригу. Убедила падишаха, что его родной сын Мустафа готовит государственный переворот – и несчастного задушили прямо на глазах у отца.

В просвещённой Европе при королевских дворах тоже бушевали нешуточные страсти. Королей, правда, свергали нечасто. С ходу вспоминаются только Людовик Шестнадцатый (закончил жизнь на эшафоте) и Павел Первый (задушен). Зато фаворитов и фавориток казнили, ссылали, затачивали в монастыри десятками, сотнями, тысячами. Безо всякого следствия и суда. Исключительно по монаршей воле.

И хотя сейчас на дворе двадцать первый век, в космосе тесно от спутников, а новую печень можно напечатать на 3D-принтере, до сих пор у нас полно семей, подобных не государству – но королевскому двору.

В любой стране имеется конституция, хотя бы минимальные права и свободы. Пенсии назначают, пособия выплачивают. Можно писать жалобы, заявления, если совсем прижмёт – президенту челобитную кинуть. А при монаршем дворе – извините. Кто король, тот и творит чего пожелает. И к ответственности его никак не привлечь. Тысячи девушек рыдают на форумах: гуляет, гад. Унижает, бьёт. Денег приносит крохи. Можно, конечно, восстать – не казнит. Разведётесь. Но дальше-то – полный мрак. Особенно если квартира – его, а у тебя на руках малолетние дети. И коли пошла против монарха – алиментов не жди. Короли удивительно изобретательно уклоняются от выплат бывшим и тратят богатства на новых фавориток.

Мужчины иногда тоже жалуются: жена совсем захватила власть. Зарплату отбирает, на пиво выдает крохи. Олигарху туфелькой на горло, конечно, не наступишь, но обычные мягкосердечные трудяги частенько попадают в дамское рабство.

Но даже если твой монарх – не тиран, а человек просвещённый вроде Людовика Тринадцатого или Екатерины Великой, всё равно надо держать ухо востро. Король или королева всегда уверены: только они вправе менять фаворитов. Капризничать. Издавать указы – любые, можно самые глупые. 

Один мой знакомый король лишил детей-близнецов фломастеров и цветных карандашей. Вообще. Чтобы не вздумали когда-нибудь порисовать на обоях. А другая очень сильная характером королева добилась вовсе неописуемого: её муж и любовник дружат. Вместе пьют пиво, обсуждают футбол. И ни один не ропщет!

Сколько ни пиши моральных кодексов строителя коммунизма, ни принимай конституций, всё равно в семьях монаршего типа будет так, как решит правитель.

Поэтому, прежде чем идти под венец, хорошо бы понять, кем себя видит ваш избранник. И если королём – будьте готовы смиренно терпеть его прихоти. А коли начнёте плести интриги, пытаясь захватить власть, знайте: это может плохо кончиться. Та же Роксолана пятнадцать лет выжидала, прежде чем против старшего сына султана пойти. И очень рисковала – в те времена неугодных жён зашивали в кожаный мешок, кидали туда ядовитую змею, разъяренную кошку – и бросали в Босфор. Нынешние короли тоже умеют мстить опальным супругам. Отбирают детей, лишают имущества. А воевать с королями – опасно и глупо. Куда разумнее с ними просто не связываться.