Звезды

Станислав Пеховский: Сейчас мне больше нравится кино

Молодой перспективный актер Станислав Пеховский широкой публике стал известен благодаря сериалу «Молодежка». Мы встретились со Станиславом и поговорили с ним о его пути в профессию, текущих проектах и планах.

05.12.2018 16:16:17

Станислав Пеховский: Сейчас мне больше нравится кино
Станислав Пеховский: Сейчас мне больше нравится кино Фото: предоставлено пресс-службой актера

- Станислав, как ты стал актером? Можно ли сказать, что ты исполнил свою мечту или все сложилось по воле случая?  

- До 15 лет я занимался спортом – хоккеем, плаваньем. Когда в школе были какие-то мероприятия, то всегда в них участвовал, мне было безумно это интересно. Моя одноклассница пошла в студию при нашем Омском драматическом театре (есть лицейский драматический театр – это профессиональный театр - одно из подразделений Омской драм), было всего 4 студии - одна совсем для детей, две для детей среднего возраста, а одна для студентов. Там ты абсолютно бесплатно занимаешься актерским мастерством и даже играешь в спектаклях, которые ставят профессиональные режиссеры и актёры. И вот когда я прекратил занятия хоккеем (из-за травмы) и делать мне было абсолютно нечего, знакомая предложила пойти с ней. Так я попал в студию, именно там я начал заниматься актёрским мастерством и репетировать спектакли. А через полгода меня ввели в спектакль взрослой труппы, так я начал работать профессионально и отработал в этом театре 5 лет, являюсь артистом Драмы первой категории. А потом поехал в Москву, поступил в театральный институт и отучился там. 

- Ты сказал, что занимался хоккеем. То есть сериал «Молодёжка» - это продолжение карьеры, но только на экране? 

- Да, вот так сошлись звёзды. Когда сериал только вышел, мама мне всё время говорила, что было бы круто, если бы я – актёр и хоккеист – снялся там, ведь мне это так близко. Так получилось, что через 5 лет я и снялся в «Молодёжке». Хоккей и актёрское ремесло сошлись в этом сериале, и получилось это неслучайно. 

- В театральных вузах очень часто мастера дают такие задания, например, изобразить жабу или сапог говорящий. Вот кого из таких неординарных персонажей ты играл, когда учился в театральном институте? 

- Надо начать с небольшого отступления. На перовом занятии с Верой Валентиновной Алентовой, одни из моих мастеров, мы играли камень. Мы просто лежали и были  камнями, без слов, без всего. И вот как ты себе это представляешь, как ты это ощущаешь, что ты камень, так и делаешь. Знаете, да, есть такие разделы, грубо говоря, как  публичное одиночество, или, там, предметы. Тебе дают задание на завтра на актёрское мастерство принести три предмета. И ты показываешь жизнь кружки, как ты её ощущаешь. И вот над этим ты работаешь. Или, например, раздел наблюдения за животными. Ты идешь в зоопарк, включаешь интернет, телевизор, смотришь на свою собачку и полностью копируешь её повадки. Ты должен понять, почему они действуют именно так (ведь у них тоже есть какая-то своя логика), и ты пытаешься перенести всё это на себя, полностью вжиться в то, что ты показываешь. А можно показать всё, что угодно. Как говорил Смоктуновский: «Я могу сыграть телефонный справочник». В общем, в этом есть доля правды. 

- А что ты играл самое интересное? 

- Самое удачное мы показали с одногруппником. Это как обезьяны спрятали банан и забыли где его спрятали. Было очень интересно. И взяли мы это из «В мире животных». Еще я играл снежинку-мужчину, когда вокруг меня были девочки-снежинки (ведь снежинка женского рода), вот они и прилипли ко мне. Это было забавно, но никому это не понравилось. 

- А как ты настраиваешься на роль? Вот кто-то пытается побыть в одиночестве, а кто-то наоборот общается…  

- Я люблю побыть один, посидеть минут 30. Но необязательно сидеть, закрыв глаза и накручивать себя. Могу торчать в телефоне или просто думать о посторонних вещах. Но всё зависит от спектакля. Какие-то спектакли у меня были, когда я уже накануне вечером начинал трястись. Но ты со временем, с опытом как-то усмиряешь это состояние. А бывали и спектакли, когда ты приходишь в театр за час и находишься в абсолютно  рабочем процессе, всё знаешь. Допустим, в спектакле «Пули в шоколаде», который я сейчас играю (это абсурдистская современная пьеса), в принципе настроиться на какую-то тему и как-то абстрагироваться невозможно, потому что спектакль почти на 80% построен на импровизации актёров. И тут надо просто поймать определенное настроение, и самое главное, что должно быть, – энергия (это во всех спектаклях должно быть!). Энергия и энергетика – основное, что передается в зрительный зал. Вот почему зрителю так нравится смотреть спектакли. Как хорошо мы знаем сюжет «Ромео и Джульетта», но каждый раз мы приходим в театр и смотри за живыми реакциями и энергией актеров на сцене.

На любой спектакль надо настраиваться и затрачиваться. А перед спектаклем я довольно часто хочу спать, ведь энергию надо сохранить и выдать лишь во время спектакля. Надо уметь аккумулировать её внутри себя. А потом, как начинается спектакль, ты открываешь эти «ворота» и энергия вырывается. Так должно получаться (и это хороший знак), но не всегда такое бывает, потому что спектакль – это тоже живой процесс. Допустим, великий русский актер Е.А. Евстигнеев вообще любил в любую секунду, когда у него есть промежуток между съемками или перед спектаклем, поспать. Он даже один раз уснул на сцене во время спектакля (есть такая актерская байка). 

- А перед съемочным процессом в кино такой же настрой? Или там все иначе? 

- Смотря что мы снимаем. Если это одна коротенькая сцена с двумя репликами (как это было у меня когда-то), конечно ты особо не настраиваешься. Так как ты уже научен и в момент включаешься. На самом деле в съемках всё проще, ведь там есть дубль. Если у тебя не получилось сейчас, то у тебя может быть второй, третий дубль и т.д. В «Молодежке» одну сложную сцену мы снимали 23 дубля, а какие-то с одного дубля. Ты там настраиваешься, но по-другому. Если у тебя получился удачный дубль, то иногда его нужно повторить. И это сложно, потому что повторить слово в слово, тем более там же разные ракурсы, планы, ведь там идет нарезка, и ты должен повторить четко только что отработанную сцену. Вот в чем сложность в кино. Но в театре намного сложнее работать, потому что если ты облажался, то это увидели все и сразу. А в кино, если ты и облажался, то увидишь это потом. И то где-то тебя может подтянуть режиссёр, монтаж, музыка, переозвучка и т.д. И вот ты уже красавчик. 

- Твой герой в «Молодёжке» - Влад. Он похож на тебя? 

- Очень часто задают мне этот вопрос. Нет, я бы не сказал, что он на меня похож. Ему там по сценарию 21 год, мне 24. И то, что случилось у него в 21 год, у меня случилось лет в 16. У Влада проблемы приземленные. Это в контексте «Молодёжки», ведь сериал для подростков в первую очередь. Самая главная проблема возникает в отношениях с девушкой – у него первая любовь, потом проблемы с опекой отца. Да, я что-то вспомнил из своей юности, а так нет, не очень похож. Как я обычно отвечаю, я больше похож на персонажа Антипова. Я жестче, заносчивее и не всегда самый приятный человек, а Влад больше мямля. Но во второй части «Молодёжки», которая выйдет скоро (зимой), он вырастает и становится жестче. Проблемы у него там совсем другие и ведёт он себя не так. 

- А из-за чего он так меняется? 

- Во-первых, он переходит в другую команду. Это другой город и там его будут окружать совершенно другие люди. 

- Ты рассказал про настрой к спектаклю «Пули в шоколаде», премьера которого у тебя уже состоялась, но скоро, в декабре, у тебя ещё одна премьера. И чем же отличается здесь настрой? 

- На тот спектакль («Пули в шоколаде») я настраиваюсь так, что понимаю – спектакль может не понравиться никому, люди могут выйти. Это очень своеобразная история. Поэтому я настраиваюсь по-гусарски. А спектакль «Маленький Принц» это история в первую очередь для детей. А в чём сложность игры детских спектаклей? Нужно максимально правдиво на них настраиваться, нельзя на какой-то режиссуре выйти. Там только ты, маленький зритель и песочное шоу, которое они смотрят. Тут надо очень чутко настраиваться и нельзя «шашки наголо» наскакивать. Ты выдашь всё сразу, и детям перестанет быть интересно, потому что дети очень трудный зритель. Им надо, чтобы всегда было интересно. А так как спектакль построен лишь на мне и на песочном шоу (и у меня роль идет больше как рассказчика-повествователя, проводника), то это будет очень сложно, но мы будем очень стараться увлекать детишек и как-то разговаривать с ними по-взрослому. Тут надо будет очень тонко и нежно настроиться на спектакль. И, конечно, сыграть его с любовью! Это главное. История должна быть пастельной и очень интересной, так как «Маленький Принц» - это история про дружбу и про вещи очень важные, сакральные, которые надо будет мягко, но так подробно внутри себя сначала проговорить, а потом рассказать детям. 

- В будущем ты видишь себя театральным актёром или киноактером? 

- Я себя вижу универсальным актёром, но в театр в Москве я уже не пошёл (я не ходил, не показывался). Какие-то были предложения на контрактной основе, но я отказался, потому что всё же кино, в данный момент моей жизни мне более интересно. Я в нём меньше работал, поэтому сейчас мне хочется больше существовать на этой территории, нежели на театральной, в которой я отслужил 5 лет.

Но у меня есть антрепризные спектакли, независимые театральные постановки. И кажутся они мне более интересным, потому что в любом театре всегда большая труппа и не всегда молодой артист может играть там какие-то интересные, значимые роли. А когда есть театральный проект, то он либо делается под тебя, либо режиссер знает, что ты будешь играть большую, интересную роль. Пока что я больше настраиваю себя на кино, хотя ни от чего не отказываюсь.

ДРУГИЕ СТАТЬИ ИЗ РУБРИКИ Звезды